Светлана Станкевич, МЕДИАЛАБОРАТОРИЯ IBB'2019
КАРЛ ФРЕНКЕЛЬ — ЧЕЛОВЕК,
КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ ДАРИТЬ ШОКОЛАД
Как на протяжении многих лет жители Полоцка получали к Рождеству сладости от немецкого предпринимателя
«И немцы, и русские посылали своих молодых людей в ад. С человеческой точки зрения, жертвы – все», - в биографической книге о Карле Френкеле много рассуждений о войне, во время которой он в составе вермахта находился на украинской территории. Френкелю было 80, когда он впервые отправил к Рождеству фуру с подарками более чем за 2000 километров 80 тысячам незнакомых людей в страну, где никогда не был.

Карл Френкель – немецкий бизнесмен из Фридрихсхафена, его не стало в 2008-м. С 1992 до самой своей смерти он помогал полоцким больницам, костёлу, пожарной части и многим другим, о чём не раз писали в региональной прессе. Но отправиться на поиски следов Френкеля в Полоцк меня заставили тысячи плиток рождественского шоколада.

Пунктиром в СМИ были обозначены предпосылки этого поступка: якобы спасённый украинской женщиной в годы войны немецкий солдат Карл Френкель в знак благодарности начал помогать жителям территории, на которой когда-то воевал.

Позже я найду в архивах краеведческого музея документ — Френкель пишет мэру Полоцка перед Рождеством: «Как уже сообщалось ранее, в начале декабря отправятся 9-10 грузовиков с 200 000 л масла и 200 000 плитками шоколада».

Это 1995-й, подсолнечное масло вполне себе подарок, но шоколад? Держась за этот жест непрактичности, я вычертила в уме стройный материал, в котором реконструирую портрет Френкеля через воспоминания местных жителей.
Заведующий дружбой
Надо сказать, что Фридрихсхафен – побратим Полоцка: в 1991-м был подписан соответствующий договор между городами. Архивариусом этой дружбы в медицинской сфере можно назвать Гаррия Борисовича Трифсика, который заведует станцией переливания крови. К нему я и отправилась, согласно своему плану реконструкции пути Френкеля.

— Вопросы есть? — Гаррий Борисович кладёт на стол пухлую картонную папку. В ней – отчёты, газетные публикации, поздравления, соболезнования, приглашения — всё, что касается обоюдного искусства дипломатии.
Гаррий Борисович Трифсик ведёт документацию отношений между Полоцком и Фридрихсхафеном по медицинской части
Гаррий Борисович ведёт переписку и является переводчиком на двусторонних переговорах. Он помнит, как всё начиналось в 1990-м, после подписания договора между Полоцком и Фридрихсхафеном:

— Больница была в ужасном состоянии, сюда везли всё. Чтобы вы понимали, я покажу перечень – это с 1991 по 2014 год: наркозные аппараты, УЗИ, ЭКГ, КТГ, рентген, кювезы для новорождённых, мебель, медикаменты, постельное бельё, автомобили… И это только по медицинской части. А водозабор? Вряд ли в Беларуси найдётся подобный нашему: была разработана установка по очистке воды и собрано около миллиона евро. Полоцкий водозабор теперь носит имя куратора проекта с немецкой стороны -- инженера Хорста Келлера.

В Фридрихсхафене создана рабочая группа по сотрудничеству с Полоцком. Председателем группы является Уве Ленц.

— Они как раз были накануне, уехали 30 августа, — говорит Гаррий Борисович, описывая процедуру приёма гостей. — Нам высылают официальную бумагу о приезде, мы в ответ — приказ о приёме, размещении в гостинице. Если они что-то покупают, сразу отправляют нам счета. Сейчас, например, мы получили 2000 евро. Заключаем договор, согласно которому закупаем необходимые материалы, договор утверждаем в Администрации президента, потом приезжает Уве Ленц и говорит: «Покажите, как вы потратили деньги».
Шоколад по паспорту
Уве Ленц — координатор партнёрских отношений, он много сделал для Полоцка и часто фигурирует в газетных публикациях из папки Гаррия Борисовича. Я уже без труда узнаю его лицо, но ищу другое, вглядываясь в подписи под фотографиями, поскольку до сих пор не знаю, как выглядел Карл Френкель.

Гаррий Борисович рассказывает о нём в общих чертах:

— Сейчас шоколадом никого не удивишь, а тогда, в 90-е, это был настоящий праздник. Составлялись городские списки всех жителей согласно прописке, шоколад распределяли по магазинам, куда люди приходили с паспортом. Примерно в те годы к Рождеству нуждающимся выдавали по 25 дойчмарок, а потом по 10 евро. Помимо шоколада и подсолнечного масла Френкель присылал ещё и подарки для ветеранов. Обращались к нему и по другим вопросам, например, нам господин Френкель купил автомобиль. Он говорил: «Пока я жив, я буду помогать». Так было вплоть до его смерти.

Мы проходим по станции переливания крови, где практически в каждом кабинете стоит немецкое оборудование: термостат, плазмоэкстрактор, центрифуги, кресла для забора крови на пультах управления. В коридоре выстроились холодильники со стратегическим запасом плазмы.

– Тонна, — уточняет Гаррий Борисович. – Станция маленькая, а сколько всего, и это только у нас. Но есть и другие подразделения и сферы, в которых оказывается помощь. Эти люди – Уве Ленц, Карл Френкель, Фриц Рюк, который возглавлял организацию «Полоцк-Трефф», — все являются почётными гражданами города. Лет 20 назад при нашем содействии в краеведческом музее был организован стенд, посвящённый немецко-белорусским отношениям, — возможно, там найдётся более подробная информация о Френкеле.
«Человек должен что-то делать»
Музей находится на той же Нижне-Покровской улице в здании лютеранской кирхи, но по прошествии времени о Френкеле там ничего не обнаруживается. Навигатор идентифицирует Музей боевой славы на другом берегу Двины. «Значительное место в экспозиции музея занимают материалы, рассказывающие о полочанах – Героях Советского Союза», — говорится в статье из "Википедии". Наивно полагать, что там найдётся история солдата вермахта, но, не имея других вариантов, с миссией поискового батальона я отправляюсь туда .

Мои догадки подтверждают ведущие научные сотрудники Павел Рудаков и Константин Нарейко. Но – удача – какое-то время назад Павел Сергеевич интересовался судьбой Френкеля и теперь на моей флешке оказываются несколько фотографий сухощавого улыбчивого немца. Это сканы из книги «Man muss etwas tun», биографии Френкеля, вышедшей на немецком языке небольшим тиражом в 2004-м. О существовании книги я знала, но раздобыть её до этого времени не представлялось возможным. «Человек должен что-то делать» — так звучит по-русски название книги. И так до сих пор, не имея других зацепок, я объясняла себе действия Карла Френкеля.
"Человек должен что-то делать" - так называется книга о Карле Френкеле
Оказывается, один экземпляр книги хранится в фондах музея-заповедника, и пока Павел Сергеевич звонит главной хранительнице Инне Ефимовне Песиной, мы с Константином Александровичем пытаемся найти в сети марку шоколада, который Френкель отправлял полочанам. По воспоминаниям он был квадратным, Google выдаёт «Риттер Спорт». Всё верно, потом это подтвердит и Гаррий Борисович, к которому я снова отправляюсь на следующий день для уточнения некоторых вопросов. Вопросы касаются сына Френкеля – в прессе была информация о том, что он продолжает дело отца — если это так, попытаюсь с ним связаться.

Прихожу на станцию к 8.30 утра, в Фридрихсхафене сейчас 7.30. Гаррий Борисович набирает Уве Ленца, зная его распорядок: сейчас они с женой позавтракают и отправятся на велопрогулку. Они говорят по-английски как старые друзья, и в разговоре выясняется, что детей у Френкеля не было.
Заповедник
Остаётся изданная по-немецки биография. И я отправляюсь в Полоцкий историко-культурный музей-заповедник, где уже подготовлена для выдачи вся информация, касающаяся Френкеля. В сводчатых коридорах пахнет бумагой и пылью – как и полагается в монастырских архивах. С папками и книгами я располагаюсь в самом сердце здания – музее-библиотеке Симеона Полоцкого, где погружаюсь в скрупулёзную документацию отношений людей, разделённых тысячами километров. В папку бережно собраны буклеты из музеев Фридрихсхафена, куда по обмену неоднократно ездили полоцкие специалисты и учащиеся. Вот программа пребывания для гостей из Полоцка в 2000 году, датированные вырезки из газет, заботливо вклеенные в сшитую брошюру. И самое главное – книга, с множеством фотографий, в твёрдой обложке, на хорошей бумаге, — я переснимаю её полностью, чтобы позже перевести и дополнить собранный по крохам портрет.
В музее-библиотеке Симеона Полоцкого
От кинотеатра к костёлу
После я отправлюсь в костёл Святого Андрея Боболи, поскольку достоверно известно, что Френкель был здесь – в книге нашлось фото со встречи в 1997-м. Настоятель Франтишек Кисель приехал сюда в 1992-м – к этому времени приходу было передано здание кинотеатра «Юбилейный», где прихожане и молились. Завязавшиеся в это время отношения с Фридрихсхафеном помогли реконструировать здание под костёл.
На вопрос о колоколе, который Френкель подарил приходу, ксёндз Франтишек отмечает, что это не главный подарок:

— Самое ценное, что у нас появилось благодаря Френкелю, — это орган. Стоит он, наверное, столько, сколько весь храм, хотя и не старинный — на тот момент ему было 10 лет. Френкель оплатил демонтаж, перевозку, установку. Этот орган вполовину меньше, чем в Софийском соборе, — тут 24 регистра, а там 48. Но у нас также проводятся концерты, и к нам приходят туристы.

Кроме того, Карл Френкель профинансировал проведение электрической проводки, покупку скамей, возведение алтаря. Колокол, который весит 800 килограмм, обходится без звонаря: звонит 3 раза в день – в 7, 12 и 18. Механизм привезли из Германии в 1996-м. Для них это было уже в порядке вещей, а для нас в новинку, конечно.
Карл Френкель на торжественном открытии костёла Святого Андрея Боболи
Картофельный суп 1943-го
По возвращении в Минск я узнаю из книги, что Френкель помогал транспортом полоцкой пожарной службе, купил лодки для гребного центра (гребля — его юношеское увлечение), отправил фуру с детской обувью, помня о суровой украинской зиме 1943-го.
В 1943-м ему было 19, он служил в танковом отряде, к этому времени его отец уже погиб на войне, битва за Сталинград была проиграна, войска вермахта отступали. В перестрелке Френкель оказался отделённым от своих — один на вражеской территории. Ему помогли местные жители – приютили, выкопали из схрона картофель и сварили суп. Позже он оказался в Рутченково под Донецком, который был на тот момент оккупирован немецкими войсками. Там квартировал в бараке погибшего красноармейца Михаила Елистратова, где оставались его вдова и четверо детей. Спустя 70 лет он разыщет одну из дочерей – Раису Церанскую, а в Донецк тоже отправятся фуры с шоколадом.
Френкель мастерит миску из снаряда во время квартирования в Рутченково. В мирное время она займёт почётное место в его рабочем кабинете
Карл Френкель также находит в Полоцке 208 своих ровесников, воевавших по другую сторону фронта и каждому шлёт подарок вместе с письмом, в котором пишет о том самом картофельном супе. Он говорит о том, что прославление страданий как необходимой цены героизма имеет мало общего с современностью и финансирует на родине установку мемориалов жертвам войны.
Знак памяти жертвам войны в Аулендорфе, установленный Карлом Френкелем
Что касается шоколада – здесь всё просто. В книге Френкель говорит о том, что есть вещи, находящиеся за пределами богатства, о том, что значит быть забытым в мире благополучия, о том, что шоколад не изменит экономической ситуации, но принесёт радость, ради которой живут люди, — а это сверх всякой полезности. Всего в Полоцк за время его жизни было доставлено 2,3 миллиона шоколадных плиток, 800 тысяч литров растительного масла, около 30 автомобилей, материальная помощь для больниц, домов престарелых, детских домов, малообеспеченных семей и ветеранов войны.