Атрезия слухового прохода – заращение костно-хрящевого канала, соединяющего ушную раковину со средним ухом. В результате – снижается острота слуха вплоть до глухоты.

Лечение – хирургическое. Во время операции формируют искусственный канал при помощи кожи и хрящей.
История Ирины, которая плохо слышит, но хорошо поет
Маленькая. Очень мобильная. В модных кроссовках и с рюкзачком. С улыбкой на лице и блеском в глазах. Кажется, в жизни таких людей нет трудностей. Сплошные подарки судьбы.
Без ярлыка «инвалид»
Ирина Замковская родилась в Саранске – столице Республики Мордовия с диагнозом атрезия* слуховых проходов.

С рождения Ира очень плохо слышала. Череда операций не дала положительного результата.

— В шесть лет мне долбили кость, чтобы открыть слуховой проход, — рассказывает Ирина Васильевна. — Три часа адского терпения. В какой-то момент я услышала бряцание медицинских инструментов. Минуту или полторы. И я заплакала. От радости. Но... в ухо вставили турунду. И я снова перестала слышать. Когда достали – ничего не изменилось.

До пятого класса у девочки не было слухового аппарата. Но Ира ходила в обычный садик. Мама не хотела, чтобы на дочку вешали ярлык «инвалид», поэтому не стала отдавать ее в специализированную школу. И сама Ира этому была очень рада. Девочка сидела на первой парте, постигала грамоту и письмо, а читать по губам к тому времени она уже умела.

Ире шесть лет
Инвалидность — не приговор, а вызов, который человек должен принять, а, приняв, победить.
Эту истину маленькая Ира понимала по-своему:

С детства я жила с постоянной тревогой, что меня могут обидеть из-за того, что плохо слышу. Но всегда стремилась быть в числе лучших, — рассказывает моя собеседница. — Однажды первая учительница взялась отбирать группу детей для обучения письму плакатными перьями.

Когда очередь дошла до меня, она сказала: «Тебе это не надо. Не пригодится». И тогда я решила доказать самой себе, что смогу осилить «перьевое письмо» самостоятельно. И вскоре прекрасно выводила пером буквы. Позже это мне очень пригодилось: я оформляла стенгазеты, когда училась в старших классах, а потом в училище.

Ирина с мамой. 1971 год
На таких людей, как моя первая учительница, если я и обижалась, то только вначале. Спустя годы – благодарила. Эти люди не давали мне расслабиться, развивали, хоть и косвенно, мою целеустремленность. А вот на маму злилась, когда она ходила к учителям и просила, чтобы они были ко мне снисходительнее. Никогда не хотела никаких поблажек.
Ее секретное увлечение
Ирочка очень любила музыку. Рано научилась самостоятельно включать радиолу «Рекорд». Когда никого не было дома, могла часами сидеть, приложив ухо к динамику, и слушать песни. А потом напевала их самой себе. Это было ее секретное увлечение. Даже родители о нем не знали.

Позже придумала себе еще одну забаву: высунуться в окно (семья тогда жила на пятом этаже) и петь. Когда люди поднимали головы, чтобы увидеть исполнителя, пряталась. Это была ее первая публика.

— В школе никто не стремился рассмотреть мои вокальные данные. Ну, как вообще человек может не слышать и петь? Это ж ненормально. Такое отношение я чувствовала к себе и в других жизненных ситуациях. Ощущение того, что что-то недослышу, постоянно меня преследовало. Теперь я поняла, что сниженный слух – это не недостаток. С этим можно жить, а не существовать, — это уже мудрость на каждый день сегодняшней Ирины Васильевны, 58-летней.
Когда телефон — бич
Будущую профессию Ирина выбрала далекую от пения. Она поступила в Горьковское фармацевтическое училище. В аптеке работала жена Ириного дяди. Девочка часто там бывала, очень любила белоснежно-торжественную атмосферу этого необычного места.

— Учиться было непросто. Хоть я хорошо читала по губам, носила слуховой аппарат, — вспоминает Ирина. — Брала у однокурсников конспекты, изучала, заполняла пробелы в своих записях. Особенно сложным оказался семестр, во время которого в Москве мне делали операцию по имплантации донорского хряща. Многое упустила в учебе, но успела наверстать — подружки помогли.

Мне нравилась моя работа в аптеке. Я готовила по индивидуальным рецептам растворы, мази, микстуры и другие лекарства. Любила стоять и у первого стола, новые люди, живое общение. Но там был телефон – а это мой бич. На звонки мне было очень трудно отвечать.


Ирина с подругой. 1978 год
Стать лучше для мужа
Мужа моей героини мы случайно встретили на улице. Михаил на велосипеде спешил на работу. Задержался на минутку — и уехал.
Ирина вышла замуж в 23 года. Михаил приехал в Заволжье на практику на моторный завод из БССР в числе учащихся Лепельского мелиоративного техникума.

— Мы познакомились на танцах. Он никогда не был мачо. Не умел по-особому ухаживать. Моя любовь к нему росла с годами. Он — опора нашей семьи. Я давно поняла, что это мой человек, хотя мы очень разные. Миша — мой главный критик. Получить похвалу от него – верх совершенства. Но именно это и подстегивает меня познавать и осваивать новое.

Мы вместе 36 лет. А я до сих пор хочу становиться лучше для своего мужа. То, что делаю, во многом — для супруга.

Ирина с мужем Михаилом на второй день свадьбы. Ноябрь, 1983 год
Позже, когда мы сидели на кухне и говорили "за жизнь", Ирина Васильевна заметила, что очень любит стихи про любовь, и прочитала мне один из них.
«Золотой» голос
Все время Ирина жила мечтой, что когда-нибудь займется вокалом с профессиональным педагогом. И обязательно выступит на сцене.

В 1999 году Ирина Замковская стала членом Полоцкого районного общества инвалидов. Ушла в общественную работу с головой. Даже возглавила одну из «первичек» организации.

В обществе инвалидов зародился проект «С верой, надеждой, любовью». Организовали концерт, в котором все номера представляли люди с инвалидностью.

И в 48 лет Ирина Замковская снова запела. На самой большой сцене Полоцка — в городском Дворце культуры.

Председатель Полоцкого общества инвалидов Надежда Юзефович и Ирина Замковская
Методист Юлия Кулькина помогла в подготовке номера.

Еще одним учителем Ирины Васильевны стала Анна Зарюто, руководитель студии «Музыкальная волна» Полоцкого ГДК. В то время Анна Викторовна работала еще и в центре социального обслуживания населения, в отделении дневного пребывания инвалидов, которое посещала Ирина Замковская. Здесь она не только пела, но и участвовала в театральных миниатюрах.
Ирина Замковская (вторая слева) в роли жадной женщины. 2014 год
— Ирина Васильевна — «золотой» голос нашего отделения. Она участвует во всех концертах, — говорит специалист по социальной работе Полоцкого центра социального обслуживания Екатерина Сальникова. — Для нас она человек-праздник.

Ирина Замковская улыбается:

— В отделении чувствую себя как дома. Могу сюда забежать просто чаю попить, пообщаться.

Три года назад в жизни моей героини появилась Нонна Котова, руководитель народного ансамбля белорусской музыки и песни «Полоцкие россыпи» Полоцкого центра ремесел и национальных культур.

— Начинать заниматься вокалом никогда не поздно, — уверена Нонна Яковлевна. — Даже если тебе 55 лет. Когда я услышала голос Ирины, почувствовала невероятный потенциал. Она тогда пела попсовые песни. Ширпотреб. А я предложила ей академический вокал, уточнив при этом, что работать придется много. И она согласилась. Поначалу работали над дыханием, над постановкой голоса. А потом стали разучивать романсы.

Теперь Ирина поет сольно и дуэтом со своей наставницей. Много выступает. В ее копилке – дипломы всевозможных вокальных конкурсов.
Ирина Замковская на занятиях по вокалу в Полоцком доме ремесел и национальных культур
Знакомство с Игорем Лученком
Один из знаковых – международный фестиваль-конкурс творчества инвалидов, который проходит в рамках «Славянского базара» в Витебске. В 2018 году Ирина пела романс «Белой акации гроздья душистые». После выступления пообщалась с композитором Игорем Лученком, который возглавлял жюри конкурса.

— Тогда мне не удалось войти в число лучших вокалистов конкурса. Я недослышала «минусовку», немного сбилась. Главной же наградой стало знакомство с Игорем Лученком, прародителем фестиваля. Мы хорошо поговорили, он оказался очень простым и приятным человеком. К сожалению, тогда композитор выглядел очень бледным, видно, что болел. Спустя четыре месяца Игоря Михайловича не стало…

Игорь Лученок и Ирина Замковская на фестивале-конкурсе творчества инвалидов, который проходил в рамках фестиваля "Славянский базар" в Витебске. 2018 год
Медаль с изображением маэстро
А через год, летом 2019, Ирина Замковская получила Диплом І степени и медаль с изображением маэстро. Только в номинации «Декоративно-прикладное творчество».
В фойе Витебской областной филармонии на выставке были представлены работы людей с инвалидностью из трех стран (Беларуси, России и Украины) : живопись, вышивка, изделия из соломки, дерева, кожи и других материалов.

Обладатели первых премий в творческих номинациях получили памятную медаль в честь идейного вдохновителя фестиваля Игоря Лученка. Впервые фестиваль проходил без участия мэтра, но память о нем стала лейтмотивом всего фестивального действа.

Ирина Замковская представила на выставке костюм ручной работы «Воспоминание о России» — в честь своей малой родины (платье, жилет, сумку, ободок для волос и подвеску), коллекцию «Мозаика славянской куклы» и коллекцию украшений «Дамские штучки».
Костюм ручной работы «Воспоминание о России», коллекция «Мозаика славянской куклы» и коллекция украшений «Дамские штучки»
«Полоцкий оберег»
Лоскутным шитьем Ирина Васильевна увлеклась в 2006 году, когда в Полоцком центре ремесел и национальных культур открылся первый в Беларуси клуб лоскутного шитья «Рошва», которым до сих пор руководит Нина Ярмух.

Нина Яковлевна говорит о своей подопечной как об очень целеустремленном и трудолюбивом человеке. А директор центра ремесел и национальных культур Алеся Ступакова называет ее «знаковым человеком в Полоцке».

В 2007 году Ирина Замковская стала участником международного проекта «Полоцкий оберег». Уникальное полотно ручной работы создавали к 1145 годовщине Полоцка. Его размер — более 90 квадратных метров. Подарок городу от мастеров из 15 стран мира
Жизненное кредо Ирины Замковской: «Если я берусь за какое-нибудь дело, то должна сделать его прекрасно. Или не делать вообще.
Ирина Васильевна очень гордится своими детьми. Тем, что они смогли получить высшее образование, о котором она тоже грезила, но из-за проблем со слухом не смогла осуществить свою мечту. Дочь Катя работает участковый терапевтом в Полоцкой районной поликлинике. Сын Алесь живет в Витебске, он литературный редактор в Национальном академическом драматическом театре имени Якуба Коласа.
В репертуаре Ирины Замковской много песен о матери и о семье
"Иногда мне хочется спрятаться в свой панцирь"
Когда мы прощались, Ирина Васильевна вспомнила о том, что так и не показала мне свою коллекцию черепах. Начала собирать ее лет десять назад. Сувениры, украшения, даже часы. Я насчитала 88 экспонатов. У каждого – своя история.

— А почему собираете именно черепах? – поинтересовалась я.

— Может, потому что черепаха – символ мудрости, долголетия, благородства.

А вот чем точно близка мне черепаха: иногда я очень хочу спрятаться в свой панцирь, сделать передышку. Но проходит время — и я снова выхожу в люди. И иду уверенно вперед.